PostHeaderIcon Владимир Цыганков "Утверждение трезвости в истории России".

Доклад на региональной конференции по церковному и социальному служению «Новая эра милосердия».  Санкт-Петербург. 24 октября 2010 года.

Владимир Цыганков,

психолог, доктор философии

Христианская традиция трезвости четко выражается словами апостола Павла «Лучше не есть мяса, не пить вина и не делать ничего такого, от чего брат твой претыкается, или соблазняется, или изнемогает» (Рим. 14, 21).

В истории России случались периоды алкогольных потрясений, когда усиливалось пьянство, но, вместе с тем, неизменно появлялись великие духом православные патриоты, сплоченные и благословляемые Церковью на поприще трезвенного служения.

 История утверждения трезвости в России начинает четко прослеживаться с крестьянских волнений 1858-1862-х годов. Это было последнее четырехлетие действия откупной системы. До той поры каждые четыре года правительство устраивало торги, на которых небольшая группа привилегированных откупщиков выигрывала право торговать алкогольными изделиями на очередной срок.

 Желая перед отменой откупной системы получить максимальную прибыль, откупщики уже с 1858 года стали повышать цены с 3-3,5 до 8-10 рублей за ведро водки при себестоимости ведра водки в 40-45 копеек. При этом в кабаки стало поступать крайне недоброкачественное зелье. Вот тогда-то началось и стало разрастаться стихийное народное антиалкогольное движение. Сотни крестьянских приговоров в десятках губерниях постановляли закрыть торговлю в кабаках и иных питейных заведениях. В одних селах такие приговоры распространялись только на праздничные и воскресные дни, в других – на все дни в течение года, а в иных местах – навсегда. Без всяких уговоров и принуждений народ сам собою перестал пить спиртное. И даже в тех местах, где об отказе от алкоголя совсем и не думали, начинали появляться общества и братства трезвости, а в церквях огромные массы людей давали обеты воздержания от спиртного.

 Третье отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии докладывало Императору Александру II о небывалом в России общественном явлении «Возвышение новым откупом цен на вино, весьма дурное его качество привели крестьян к решимости отказаться от употребления вина, если не навсегда, то, по крайней мере, временно. Это началось в Саратовской, и вслед за тем зароки повторились в Рязанской, Тульской и Калужской губерниях. Крестьяне на мирских сходках добровольно отрекались от вина, целыми обществами составляли о своих обетах письменные условия с назначением денежных штрафов и телесных наказаний тем, которые изменят этому соглашению, и торжественно, с молебствиями, приступали к исполнению условий. Этим примерам последовали в скором времени жители разных местностей Самарской, Орловской, Владимирской, Московской, Костромской, Ярославской, Тверской, Новгородской, а также Воронежской, Курской, Харьковской и других губерний».

 Стихийное движение за трезвость было поддержано Русской Православной Церковью. В 1859 году Святейший Синод своим указом благословил священнослужителям «…живым примером собственной жизни и частым проповедованием в церкви Божией о пользе воздержания содействовать возникшей в некоторых городских и сельских сословиях решимости воздерживаться от употребления вина…». Указ ободрил и сплотил православный народ, в России вспыхнула новая, еще более сильная и плодотворная борьба против распространения торговли алкоголем. Доходы откупщиков стремительно понижались. Однако до победы над «зеленым змием» было еще далеко, поскольку государство было не столь заинтересовано в трезвости народа, как Русская Православная Церковь.

С 1 января 1863 года все производство и продажа спиртного в России были освобождены от непосредственного государственного регулирования. Однако производители алкоголя отныне должны были выплачивать лишь сравнительно небольшой акцизный налог. От тех, кто открывал собственно питейное заведение – магазин, ресторан, трактир, кабак, погреб – требовалось оплатить патент, который стоил в то время очень мало. Одновременно реформа упраздняла сословные привилегии в питейной сфере. Владеть винокуренными заводами или питейными «точками» мог теперь любой желающий при условии уплаты установленных сумм в местное акцизное управление.

 Практически не контролируемые государством торговцы, соблазняя потребителей дешевой водкой, активно развернули свою деятельность по городам и весям Российской Империи. Один винокуренных заводчиков того времени вспоминал «Наступила горячая пора общего открытия кабаков. Заводские доверенные ездили, как угорелые, и искали хорошие места. И где только не находились эти места и где только не открывались кабаки!.. Все селения, не только торговые, но и самые глухие, не проезжие, пестрели кабацкими вывесками, все большие дороги – тоже. Открывались кабаки в самых мизерных деревушках. Открывались на всяких дорожных перекрестках. Открывались на речных перевозах, на пристанях. Открывались на мельницах, маслобойнях. Открывались среди господских усадеб. Открывались и в самых господских жилых домах. Устав о питейном сборе в то время представлял такую свободу для открытия кабаков, а стоимость патентов была такая небольшая, что можно думать, что первые составители устава боялись, как бы эти злачные места не исчезли с лица земли».

 А «злачные места» при такой либерально-попустительской политике правительства появлялись, как поганки после дождя. В 1863 году в России количество питейных заведений всех видов выросло до 265 369 по сравнению с 78 000 в дореформенное время. По данным статистики того времени, на водку «народом издержано в 1863 году более чем на 300 миллионов рублей против 1862 года». Современники, наблюдавшие результаты водочного соблазна, писали «Гумна очистились от хлеба, карманы от денег, мозги от ума, и сила русского народа была потрясена».

 Впоследствии акцизная система сменилась по проекту министра С.Ю. Витте «монополькой», при которой существовали как государственные, так и частные винокуренные заводы. Торговля водкой становилась исключительным правом казны. Осуществлялась эта торговля через казенные винные лавки, вокруг которых обыкновенно и происходило распитие. Теперь пьяные компании располагались не в кабаках, а прямо на улицах.

 В такой переломный для России момент, а именно в начале восьмидесятых годов XIX века, в России появился центр православного трезвенного движения – усадьба Татево Бельского уезда Смоленской губернии (ныне – Оленинский район Тверской области). Здесь 5 июля 1882 года под руководством народного учителя Сергея Александровича Рачинского (02.05.1833-02.05.1902) возникло общество трезвости, которое послужило примером для организации подобных обществ во многих российских городах и селах.

Сергей Александрович Рачинский впервые четко сформулировал главное правило утверждения трезвой жизни православная трезвенная работа может быть плодотворной только при церковном приходе. Только под благодатным воздействием Церкви возможно исцеление человеческих душ от пороков.

 Как глубоко и искренне верующий православный христианин, Сергей Александрович сразу же указал, что человек должен непременно осознать главный мотив присоединения к обществу трезвости – «желание жить жизнью, Богу угодною», «жить в Боге и для Бога». Сергей Александрович неустанно повторял, что главное направление православной трезвенной работы – это практическое осуществление заповедей Божиих.

Народ чувствовал, что губительный порок пьянства гасит в душе свет правды Христовой, а потому живо интересовался беседами о православной вере. Сергей Александрович указал на основной метод работы – соединение идей трезвости с православным просвещением. Народный учитель подчеркивал, что посредством оживления религиозного чувства и углубления познаний о Православии люди без принуждения, естественным образом обретают трезвость. Он часто говорил, что рядом со вниманием ко всякому доброму слову, слышимому в храме, школе или обществе трезвости, рождается стремление осуществить в жизни воспринятое сердцем учение, «жить жизнью, Богу угодною».

 Рачинский определил и главное средство обретения трезвой жизни – обет трезвости как церковная форма отречения от пьянства. Народный учитель пояснял, что обет трезвости предполагает решительное изменение жизни человека. Он должен начать жить церковной жизнью, должен расстаться со своим эгоизмом, преодолевать такие негативные черты характера как раздражительность, конфликтность, зависть, жадность, лень, обязан приложить усилия к покаянию – и не на словах только, а на деле.

 Как удобнее и легче все это совершить Конечно же, участвуя в приходской работе и пользуясь поддержкой членов общества трезвости. Сергей Александрович первым в России объяснил необходимость распространения идей трезвости во всероссийском масштабе. Он сформулировал главную стратегию преодоления алкоголизации народа надежный заслон ей должны поставить сильные приходские, школьные и семейные трезвенные традиции. Народный учитель подчеркивал, что человек будет надежно огражден от пагубной страсти к спиртному только тогда, когда его семья и приход будут не просто воздерживаться от злоупотребления спиртным, но активно развивать и совершенствовать трезвенную работу.

 Настоящий расцвет русского трезвенного движения наступил после определения Святейшего Синода, которое подготовил в 1889 году обер-прокурор Синода Константин Петрович Победоносцев (21.05.1827-10.03.1907). Этим определением Святейший Синод призвал духовенство содействовать правительству в борьбе с пьянством, учреждать общества трезвости, приходские попечительства, братства и другие подобные учреждения, словом и проповедью утверждать в народе трезвый образ жизни.

 Предложенная Победоносцевым программа нравственного перевоспитания общества грамотно и целеустремленно воплощалась в жизнь. Константин Петрович не верил в возможность улучшения общества посредством переделки его государственных институтов. Он считал, что только благодаря исправлению человеческих нравов можно достигнуть каких-нибудь положительных изменений в жизни страны, измученной либеральными экспериментами.

 Современники отмечали, что в годы обер-прокурорства Константина Петровича в церковной сфере появилось «очевидное возбуждение духа жизни и деятельности истинно-христианской» «Все еще продолжалось неприязненное отношение некоторых слоев к духовенству, к церковным учреждениям и порядкам. Но теперь уже сама духовная среда была неуязвимее. В ней поднялась энергия, усиливалась живая церковная и внецерковная проповедь, вводилось всенародное церковное пение, распространялись миссионерские собеседования, открывались религиозно-просветительские общества и братства, появлялись сельские и городские приговоры о закрытии питейных заведений, восстанавливались закрытые ранее приходы, монастыри, учреждались новые. В то же время прокладывала полегоньку, но с несокрушимой последовательностью, свой путь церковно-приходская школа и производился пересмотр устава духовно-учебных заведений в целях усилить в них воспитательный элемент. Всячески оберегалась церковность от оскорблений и глумления. В обоюдной, взаимной зависимости поднялось церковное и национальное самосознание».

 После смерти Рачинского духовным центром православной трезвости становится Санкт-Петербург. Здесь в 1882 году святым праведным Иоанном Кронштадтским был организован Дом трудолюбия – воспитательно-образовательное учреждение для бедных людей, спасающее их от пьянства и тунеядства.

 В 1898 году в Санкт-Петербурге священником Александром Рождественским было образовано знаменитое Александро-Невское общество трезвости, духовными наставниками которого были святой праведный Иоанн Кронштадтский и священномученик протоиерей Философ Орнатский.

Следует отметить, что в Александро-Невском обществе трезвости изначально обращалось внимание не только на воздержание от употребления спиртного как добродетель. Гораздо большее значение придавалось целостному развитию личности. Для этого трезвенники учились здоровому образу жизни и бесконфликтному общению, приобщались к русской культуре, и, конечно же, воцерковлялись. Уже в 1905 году Александро-Невской общество трезвости насчитывало в своих рядах более 70 000 членов, а перед революцией число их превышало 100 000 человек.

 В 1905 году в Сергиевой пустыни под Петербургом иеромонахом Павлом (Горшковым) была организована 1-я Российская Сергиевская школа трезвости, главной целью которой было предохранение детей от порока пьянства. Обучалось и воспитывалось в школе трезвости до 300 детей в возрасте от 8 до 16 лет. По окончании курса учения дети пристраивались к ремеслу или отдавались в специальные учебные заведения. Интересна была программа обучения в школе. В нее входил Закон Божий, русский язык, арифметика, другие предметы, но главное внимание все же уделялось преподаванию трезвости, которое велось в форме простых, доступных для детей бесед. Кроме того, элементы преподавания трезвости входили во все изучаемые предметы. Как отрадные факты из жизни школы воспринимались не такие уж редкие случаи, когда кто-нибудь из школьников приводил за руку алкоголика-отца, и тот просил принять его в члены местного общества трезвости.

Наряду с православным трезвенным движением набирало обороты государственная система противодействия алкоголизации народа посредством повсеместного учреждения попечительств о народной трезвости. Высочайше утвержденный 20 декабря 1894 года Устав об этих попечительствах возлагал на них одну основную задачу – «ограждение населения от злоупотребления крепкими напитками». Уставом определялся и приоритетный способ ее достижения – «составление и распространение изданий, разъясняющий вред» от такового злоупотребления. Кроме выпуска антиалкогольной литературы, для отвлечения народа от пьянства планировалось проводить чтения, устраивать чайные, столовые, библиотеки, театры, гуляния.

 Правительство, учреждавшее попечительства о народной трезвости, имело цель не утверждение трезвого образа жизни, а лишь «ограждение населения только от злоупотребления» спиртным. Конечно же, такие полумеры привести к серьезным положительным результатам не могли, а в ряде мест времяпровождение на специально организуемых гуляниях, в театрах и чайных вырождалось в банальные коллективные попойки, имевшие лишь вид культурности. Значительные успехи приносило православное трезвенное движение, несущее народу не только высокую идею абсолютной трезвости, но также и духовное просвещение.

 В 1909 году издается указ Святейшего Синода о введении в духовных семинариях преподавания правил борьбы с алкоголизмом. В том же году Синод вновь обратился к правящим архиереям всех епархий с просьбой «силою архипастырского влияния и власти» вменить вверенному им духовенству в обязанность «воздействовать на прихожан живой, убежденной проповедью и беседами о вреде пьянства, о необходимости искоренения его, особенно во время праздников церковных и семейных, а также при решении дел общественных и частных». Как в прежних своих определениях, так и в определении 1909 года, Святейший Синод указывал на особое значение приходских обществ трезвости в деле противодействия алкоголизму в России.

 В 1910 году Святейший Синод своим указом ввел преподавание науки трезвости во всех церковно-приходских школах. А с 1914 года в школах Министерства народного просвещения предписывалось преподавать учащимся старших классов курс гигиены с обязательным сообщением сведений о вреде алкоголя по одному часу еженедельно в течение года.

 В 1911 году возник и начал стремительно развиваться Всероссийский трудовой союз христиан-трезвенников. Ее августейшим покровителем стал великий князь Константин Константинович.

 Начало XX века примечательно несомненным подъемом духовно-нравственной жизни и истинно христианской деятельности в русском народе. В нем усиливалось стремление к духовному и культурному просвещению, благотворительности, трезвости. Дело православной трезвости приобрело высший, духовно-нравственный смысл, это великое общественное служение воедино сплотило лучшие патриотические силы. В 1912-1914 годах количество обществ трезвости в России достигло почти двух тысяч, а число членов в них приближалось к полумиллиону. Россия стала одной из самых трезвых стран Европы. Отрадно, что в числе активных тружеников на ниве православной трезвости были не только священники, но также педагоги и врачи.

 Определением Святейшего Синода от 13-31 марта 1914 года было постановлено «Установить на будущее время повсеместно в России ежегодный 29 августа, в день Усекновения главы Иоанна Крестителя, церковный праздник трезвости». Этот всероссийский церковный праздник стал особым днем всенародного торжества православной трезвости в нашей стране.

 С 19 июля 1914 года по указу императора Николая Александровича торговля алкогольными изделиями на время мобилизации была прекращена, а в конце августа продлена на все время войны. О том, какое благотворное влияние на все стороны жизни народа и государства России оказал этот закон, говорит объективная научная литература. Достаточно упомянуть о том, что резко снизилась преступность, а также количество пьяниц и психических больных. На производстве уже через год производительность труда повысилась на 9-13 %, прогулы снизились на 30-40 %. В сберегательные кассы потекли крупные суммы денег. «Сухой закон» получил поддержку у 84 % населения России. Последний русский царь, ныне прославленный в лике святых, принял решение навсегда воспретить в России казенную продажу водки. Однако после революции «сухой закон» просуществовал недолго и был отменен в 1925 году.

 За годы советской власти, особенно с 1960-х годов пьянство в нашей стране стремительно нарастало. Хотя, надо отметить, что и в советский период истории России Русская Православная Церковь стремилась к утверждению трезвости среди прихожан. Как пример тому можно назвать указ Святейшего Патриарха Пимена, предписывающий не сопровождать праздники в приходах храмов употреблением спиртного.

 В наше время народ России деградирует от пьянства и алкоголизма. «Какой смысл бороться с кризисом и поднимать экономику, если не будет самого народа», – прямо заявил Святейший Патриарх Кирилл, выступая в 2009 году на Всемирном русском народном соборе в храме Христа Спасителя.

 Вполне понятно, что ныне, еще более чем столетие тому назад, встает необходимость развития приходской православной трезвенной работы. Однако успешно действующих православных обществ и братств трезвости пока еще не достаточно. И что особенно тревожно – они не имеют единого объединяющего органа, единой стратегии и тактики противостояния всенародной беде.

 История утверждения трезвости в России показывает, что мы побеждали в войне с «зеленым змием» лишь тогда, когда были сплочены и едины, когда действовали в соответствии с главными задачами, которые мудро и своевременно благословлял исполнить Святейший Синод. Считаю, что нам сейчас крайне необходимо объединение православных братств и обществ трезвости, причем не только в каком-то одном регионе, но и на всей канонической территории Русской Православной Церкви. Собирая воедино православные трезвые силы, мы получим прекрасные перспективы и преимущества, которыми некогда обладало великое и славное трезвенное движение в дореволюционной России.

http://trezvenie.org/news/full/&id=790

Обновлено (23.09.2014 20:49)

 
Всероссийское Иоанно-Предтеченское Православное братство Трезвение